Анат Баниэль. Часть 2, Глава 9

Принцип 6:  Гибкие цели

Мы покоряем не гору, но самих себя.  — Эдмунд Хиллари

Даже раньше, чем наши дети появляются на свет, мы, осознанно или неосознанно, уже ставим им цели. Мы хотим чтобы они были умны и успешны. Мы хотим чтобы они были здоровы и счастливы. Наши цели для них идут далеко в будущее. Некоторые записывают детей  в школу еще до их рождения. Некоторые ставят академические цели: получить хорошие оценки, пойти в хорошие школы, закончить престижный университет.  Возможно мы хотим чтобы они много зарабатывали, удачно женились и устроились, вырастили своих детей рядом с нами.

Эти цели основаны на идее, что наш ребенок будет здоров и на многое способен, что его умения и желания будут похожи на наши. Но в тот момент, когда мы узнаем что все иначе, в ту секунду когда мы понимаем, что наш ребенок – особый, наш мир переворачивается. Мы задаем уже совсем другие вопросы. Что этот диагноз значит для моего ребенка и его будущего? Какие цели мне нужно ему ставить? Должны ли мы стремиться достичь обычных темпов развития? Что мне делать, если он не прогрессирует? Это из-за того, что я недостаточно делаю, как родитель? Нужно ли мне продолжать занятия, заниматься еще больше? И если ответ «да», то какие занятия будут наилучшими? И если ответ «нет», то значит ли это, что я сдаюсь и подвожу своего ребенка? Что я могу ожидать от него и что мне сделать, чтобы помочь ему достичь этих ожидаемых результатов?

Каждый ребенок уникален, даже если у него такой же диагноз как у тысяч других детей. В этой главе я хочу предложить вам способ ответить на вопросы, которые помогут вам и будут подходящими в вашей, конкретной, ситуации. Эта глава о том, как лучше всего ставить цели для ребенка и как потом помочь ему их достигнуть. Каждый из нас обладает опытом достижения личных целей и мы знаем как это важно. Общепринятый подход к целям рекомендует сузить фокус на конкретной цели, работая очень сильно и старательно, чтобы ее достичь. Об этом методе говорят «Мы сделаем это» или «Без боли не бывает прогресса», «Не теряй цель из виду» или «никогда не сдавайся и не поддавайся». Но когда мы пытаемся помочь особенному ребенку, такой подход часто оказывается непродуктивным. Жесткие цели, к которым подходят  насильно и не гибко,  – могут только сильнее ограничить ребенка, а не продвинуть его.

К счастью, есть и другой способ, находящийся в гармонии с тем как мозг, тело и дух работают, с тем, как ребенок учится и меняется. Наш ребенок может достичь большего с меньшими страданиями, когда мы открыты к возможностям, которые дают нам «свободные цели».  Свободные цели – это значит, что мы подходим к установке целей с четкими намерениями, но легкими касаниями и огромным количеством гибкости.

Свободные, гибкие цели могут показаться непрямым, невидимым, бесконтрольным и даже страшным методом достижения желанных результатов. Мы привыкли пытаться помогать ребенку достичь цели – какой бы она не была – прямо сейчас, самым быстрым, самым коротким путем. Мы часто верим, что это единственно возможный путь. И когда наш ребенок не справляется, мы думаем, что мы должны еще сильнее сфокусироваться на этой цели. Мы должны быть еще более сосредоточенными, дисциплинированными, упорными.  Постараться получше. И если у ребенка опять не получается, мы зачастую начинаем думать, что это его «особенности», которые не дают ему добиться успеха – или что-то не так с нами.

Парадоксально, но, как вы поймете, гибкие цели – гибкий подход к целям – это то, что позволит вам и ребенку добиваться таких прорывов, которые иначе были бы невозможны. Когда вы научитесь справляться с гибкими целями, многие принятые ограничения – обусловленные конкретными состояниями ребенка или стандартными прогнозами – падут.  Вы будуте заниматься с ребенком совместно, видя его не как «проект», а как человеческое существо, с его чувствами, желаниями и собственной дорогой в жизни.

Когда она уже заговорит?

Мы начали работать с Алексой когда ей было два с половиной года. Ее диагноз: задержка развития по неустановленной причине. Она была очень несчастной маленькой девочкой с очень малым объемом намеренных движений. У нее было косозглазие, ее рот был все время открыт, язык высовывался. Целями родителей было научить ее переворачиваться на живот, сидеть, ползать, отвечать на вербальные сигналы.

До нашего визита Алекса работала с несколькими терапевтами, которые пытались напрямую достичь этих целей. Они пытались заставить ее делать нужные движения, принимать позы, — безуспешно. Первые полтора года ее родители надеялись что эти усилия помогут Алексе, но, со временем, они поняли, что их дочь не прогрессирует. Они начали искать другие подходы и они были готовы отклониться от пути к желанному трофею, к тем явным целям, и попробовать что-то еще.

Нашей целью было заставить мозг Алексы проснуться, начиная с того что она уже умела делать. Я обьяснила родителям Алексы про дифференциацию, про маленькие изменения, про принцип «потянуть за краешки». Родителям понадобилось много времени чтобы принять такой способ работы. Им было страшно «отпустить» попытки достичь явных целей. Но уже скоро они увидели небольшие изменения, которых раньше не было. Впервые они поняли, что Алекса обучаема, что она соображает, несмотря на все ужасные ограничения. Мы работали с ней еще два с половиной года. Мы намеренно не ставили четких целей и работали только с гибкими. Это позволило Алексе иметь свободу, чтобы увидеть новые возможности. После множества мельчайших изменений, Алекса научилась и переворачиваться на живот, ползать и ходить. Она изменилась и в другом – стала счастливой, сообразительной и любящей девочкой. Ее результаты превзошли все ожидания.

Добраться до Гибкой цели

Когда мы всего этого добились, Алекса по прежнему не разговаривала, кроме одного слова «ах», которое означало «да». Когда она пошла в детский сад, ее родители почувствовали огромное давление – нужно было, чтобы она заговорила. Это стало их основной целью. Школа отправила их к терапевту по речи. Когда родители обсуждали это со мной, я напомнила им как мы обучали Алексу переворачиваться и сидеть. До тех пор пока мы не отвернулись от этих целей и не начали работать с тем, что она уже могла – тянули за краешки добиваясь мелких изменений – только тогда мозг Алексы сумел додуматься, как это делать. Я сказала, что не против этих занятий если терапевт не будет ставить жестких целей.

Несколько месяцев я не видела Алексу, но потом мама прислала мне письмо и сообщила, что они нашли нового терапевта, который им очень нравился. «Хотя у них есть прогресс» — писала мама – «Алекса все еще не говорит.  Ее терапевт считает что у нее слабые мускулы лица». Мама хотела чтобы я позанималась с ней чтобы «помочь усилить мускулы». Я ответила – «я не могу контролировать ее мускулы, я работаю с мозгом. Как так получилось что у нее нет прогресса с речью?». Я согласилась позаниматься с Алексой пару раз, чтобы посмотреть смогу ли я чем-то помочь. Я не знала сумею ли.

Когда Алекса пришла на занятие, она была насторожена. Я знала одно: я не буду заставлять ее говорить. Я сделаю все, чтобы она чувствовала уверенность,  что я не жду, чтобы она говорила. Вместо этого начала говорить я. Я сказала что рада ее видеть, спросила — неужели она уже  в садике. Я не ждала ответа,  продолжая болтать. Но она тем не менее кивнула головой. Я сказала «Ух ты, как здорово». Затем я рассказала ей про садик моего ребенка, и спросила похож ли ее садик на наш – я не ждала ответа, но она тихонько сказала «да». Слово было не очень четким, но его можно было понять. Я вела себя как если бы ничего особенного не случилось, но я заметила что она произнесла слово, когда ее НЕ просили говорить и НЕ ожидали ответа.

Затем я начала говорить бессмыслицу – сочетания букв и слогов, не используя настоящие слова, но используя интонацию и ритм настоящей речи. Алекса лежала на животе и я в это время работала на ее спинке, пытаясь помочь ей расслабиться, чтобы она могла легче дышать. Она лежала тихонько, внимательна к ощущениям своего тела,  но казалось что ее интересует и та бессмыслица, которую я произносила. Через несколько минут я остановилась, и к моей радости услышала как Алекса тоже сказала несколько бессмысленных слогов. Когда она остановилась, я ответила ей своей бессмысленной тирадой. И мы продолжили так разговаривать, с интонациями, как если бы действительно о чем-то общались, но не использовали настоящие слова.

Алексе все это нравилось. В какой-то момент я «спросила» ее что-то – используя только тон голоса без обычных слов – и она ответила «да» довольно ясно. Затем она спросила меня бессмысленный вопрос и я ответила «нет».  Через полчаса я почувствовала, что на сегодня достаточно. Я не хотела чтобы она устала и чтобы ее мозг сдерживал нарождающееся умение.

Я посадила ее и сказала — наш урок закончен и ей пора идти домой. Она посмотрела на меня, указала на меня пальцем и очень ясно сказала «Нет».  Это было новое слово. Я засмеялась, показала пальцем на нее и тоже громко сказала «Да».

Прежде чем они ушли, я убедила маму, что очень важно чтобы все в жизни Алексы (учителя, терапевты) намеренно НЕ пытались заставить ее говорить по крайней мере пару месяцев, пока мы с ней работали. Это значило не заниматься с терапевтом по речи. Мама согласилась.

Через три месяца работы Алекса произносила предложения и чаще говорила – когда никто НЕ заставлял или уговаривал ее говорить. Алекса обучалась, в то время как те, кто о ней заботился – отвлеклись от жесткой цели и пользовались гибкостью, ища другие пути для ее мозга.

Важность Успеха

Опыт успешности вашего ребенка играет центральную роль в его способности расти и меняться. Что это значит? Когда ребенок осуществляет действие – маленькое или большое, намеренное или случайное – и получает результат, который ему нравится, это опыт успеха. Например, когда малышка хватает маму за волосы и тянет за них случайно – мама говорит «Ой». Ребенок удивляется и радуется звукам, которые она произносит. Когда малышка испытывает такой успех, ее мозг запоминает шаблоны, которые к нему привели. Ее мозг оживляется. Ребенок просыпается, учится быстрее и лучше.

Успех это приятно. Это означает новые возможности. Это усилитель, отметка для ребенка, чтобы его мозг заметил – «То, что ты сделал – ценно, надо запомнить, чтобы потом сделать еще раз». Успех рождает успех. Многие варианты детского опыта успеха это не то, что мы, взрослые, посчитаем за таковой, потому что эти достижения зачастую не те заметные, огромные достижения – как речь или ходьба. Однако, это множество мелких достижений, опыт успеха – ведет ребенка к этим большим шагам. Такие удачи случаются только по краям нынешних умений ребенка. Малыш не может перейти от ползанья к прыганью через скакалку. Но он может прогрессировать от ползанья по плоской поверхности к ползанью через небольшие препятствия. Ваше понимание этого принципа – очень важно в ваших попытках помочь ребенку.

Особый ребенок нуждается в огромном количестве маленьких успехов, чтобы его мозг проснулся и начал придумывать уникальные решения собственных проблем. Если мы просим малыша сделать что-то далеко отстающее от того, что он может – его мозг не сумеет это сообразить, и, наоборот, мы остановим изучение этого навыка. Гибкие цели это движение вокруг и около того, что он умеет сейчас – когда опыт успеха наиболее вероятен и доступен.

Универсальное применение гибких целей.

Этот принцип «дерганья за краешки» верен для развития любых функций. Зачастую родители спрашивают меня: «Когда он сумеет ходить?» или «Будет ли она говорить?». Каждый раз, когда меня об этом спрашивают, я ищу ответ, и каждый раз понимаю одно и то же: «Я не знаю. Если бы мне надо было прямо сейчас заставить ребенка говорить или ходить, как механик может починить машину, чтобы она снова ездила, я не знала бы что нужно сделать. И у нас бы ничего не получилось». Тем неменее, я знаю, что если я смогу наладить контакт с ребенком, помочь ему испытать различия, делать новые движения за которыми он может уследить и почувствовать их как успех, начав с того, что он уже умеет, – у него будет прогресс. И, со временем, он доберется до  новых и новых достижений.

Когда родители слышат мой ответ, он их смущает, поскольку они привыкли оценивать успех детей по стандартным таблицам. Зачастую они чувствуют, что единственный способ, которым они могут помочь ребенку, — это заставить его достичь этих стандартных точек на графике. Я обьясняю, что я ищу изменения по краям того знания, которое у ребенка есть – изменения в детском словаре движений, мыслей и чувств. Такие изменения показывают, что мозг находится в процессе того, что ему необходимо сделать дабы достичь следующей ступени.

Что говорит нам наука?

Один пример навязанной жесткой цели это то, что называется «лежанием на животе» — когда ребенка кладут на животик, прежде чем он может сделать это самостоятельно. Утверждают, что это усиливает тело ребенка и ускоряет его способность достигнуть опредленных этапов развития: переворачиваться, ползать и вставать. Ранние источники предполагали, что такая практика поможет ребенку достигнуть и всех остальных этапов развития быстрее, обеспечивая ему дальнейшие жизненные успехи.

Однако, укладывая ребенка на живот, мы лишаем его той бесцельной активности, которую ребенок осуществляет лежа на спине. Вы помните из предыдущих глав, насколько эта деятельность, со всеми ее случайными движениями, важна для процесса дифференциации и развития детского мозга.

Дальнейшие исследования изучали длительный эффект «лежания на животе». Эти исследования показали что такие дети научились переворачиваться с живота на спину, ползать на пузе, ползать на четвереньках на три месяца раньше чем дети, с которыми такое лежание не практиковали. Интересно, однако, то,  что это ускоренное раннее развитие не дало никаких будущих улучшений в развитии. Не было разницы между этими двумя группами в последующем достижении таких этапов как ходьба и в общем моторном развитии.

Когда мы изучаем эти процессы, мы спрашиваем – как эти ускоренные цели влияют не на скорость, но на КАЧЕСТВО того как ребенок двигается, думает и чувствует. Потеряет ли ребенок что-то если его не класть на живот?

Одно из исследований (с детьми с малым весом при рождении) показало, что укладывание детей на животик прежде чем они сами могут так перевернуться вело к проблемам с осанкой и другим проблемам развития.

Эмми Пиклер, педиатр, <…> наблюдала, что дети которых не клали на живот специально: «Не только обучились сидеть, стоять и ходить самостоятельно, но они были более независимы, более уверены в движениях, и в целом – более спокойны и довольны в своем поведении, чем другие дети того же возраста». Она писала: «Мы считаем безопасное и хорошо сбалансированное движение детей безусловно важным. Они не только хорошо двигаются, но если они падают – что неизбежно – они и падают хорошо». Из четырнадцати сотен детей, которыевыросли под ее заботой, ни у одного не было переломов.

Инструменты гибкости.

Определитесь. – Если вашему ребенку выдали диагноз, определите что это для вас значит. Какие именно конкретные трудности будут у него? Каких целей вы хотите добиться сейчас?  Целью, например, может быть — помочь ребенку научиться откликаться на свое имя, обучиться вниманию, научиться вставать или улучшить моторику. Чего, в идеале, вы хотите чтобы ребенок добился? Если у вашего ребенка нет определенного диагноза, определите что из его поведения или ограничений вы хотите чтобы он изменил или преодолел.

Концентрируемся на процессе, не на цели. – Помните, никто – даже самый здоровый ребенок – не может достигнуть нового умения просто так или только практикуя это одно занятие. Мы достигаем целей через процесс. Если вы обнаруживаете, что вы заставляете ребенка добиваться цели напрямую, манипулируя его телом или уговаривая его, вы отбираете у него те возможности которые ему нужны, чтобы получить необходимую информацию. Вы ограничиваете себя и своего ребенка в этот момент. Вместо этого, попробуйте отвернуться от цели, просто перестаньте делать то, что вы делаете, позвольте необходимому процессу – произойти.

Интересуйтесь. – С каким бы из принципом вы не работали – пытайтесь угадать что ваш ребенок сделает дальше. Интерес ведет к открытию новых, ранее незаметных, возможностей. Попробуйте представить как ваш ребенок будет реагировать. Будет ли дочке интересно? Понравится ли ей? Представляйте какие большие или малые перемены могут случиться. Интересуйтесь теми идеями и чувствами что приходят к вам и вашему ребенку каждую минуту. Мы никогда не знаем каким способом мы добьемся цели, и когда вы позволяете себе представить, желаете знать больше, вы создаете пространство для того, что будет частью решения.

Отступите. — Всегда давайте процессу быть важнее итога. Вы обнаружите себя в бесконечных ситуациях, когда от вас будут ждать жестких и ограниченных целей в том, что ваш ребенок еще не умеет делать. Возможно эту цель поставит перед вами врач, терапевт, учитель. Если другой человек обвиняет вас в том что вы пренебрегаете ребенком или рискуете его будущим, поскольку вы решили выбрать принцип гибкости, вам придется стать лидером. Вам нужно будет обьяснить этот подход остальным. Вам нужно знать, когда нужно отступить от цели, которая слишком далеко отстоит от возможного сейчас. Отступите от того, что для него слишком сложно, слишком быстро, слишком много. Если попытки добиться цели причиняют ребенку боль или стресс – отступите. Каждый раз, когда вы ставите итог впереди процесса, вы рискуете обучить ребенка его ограничениям – он может сдаться и перестать даже пытаться достигнуть этой цели.

Играйте. – Повзольте вашему пути быть веселым. Научитесь «болтаться» с вашим ребенком, спонтанно выбирая различные направления, что может казаться вам потерей времени. Помните что «бесцельная» и случайная активность – важны, будьте настроены на ребенка и позвольте его реакциям вас вести. Знайте, что когда вы назначаете себе цель –любую цель —  вы вступаете в неизведанное.

Примите обратимость целей. — Возможно, будут моменты когда неожиданные возможности будут встречаться на вашем пути и вам захочется поменять цели вашего ребенка. Будьте открыты к перемене курса прямо на месте, к смене цели – я называю это «обратимостью». Возможно, будет время когда вы полностью измените его цели. Ваша обратимость позволяет вам быть чувствительным к вашему ребенку.

Отпустите. Не пытайтесь контролировать итоги работы с вашим ребенком. Вы имеете огромное влияние и постоянно вкладываетесь в качество процесса, увеличивая шансы ребенка на улучшение. Однако, то, что ребенок может делать или делает в данный момент – вне вашего прямого контроля. Когда мы пытаемся контролировать итоги – все рассыпается. Мозг ребенка нуждается в свободе, чтобы создать и интегрировать миллионы кусочков информации – так мы создаем новое. Когда мы слишком жестко и упорно контролируем итоги, мы полагаем что мы знаем то, что мы на самом деле не можем знать, и в лучшем случае наши попытки контроля только ограничат ребенка.

Цените связь.  – Позвольте тому, что происходит здесь и сейчас вести вас к следующему шагу. Это даст сердцу и уму вашего ребенка то, что ему нужно чтобы преодолеть ограничения – быть увиденным вами, почувствовать связь между вами.

Принимайте ошибки. — Позвольте ребенку – и себе! – ошибаться. Много ошибаться. Не переживайте о том, чтобы «правильно» применять все принципы. Не переживайте, что ребенок не делает все правильно. Не переживайте даже о гибких целях.  Ошибки создают сокровищницу информации, из которой ваш ребенок почерпнет все необходимое, чтобы достичь различных целей, придумать способы добраться туда, куда вы хотите. Мозг — это самоорганизующаяся система, которая добирается до цели спонтанно, через огромное количество экспериментов и приближений. Чем сложнее и больше цель, тем больше места нужно вашему ребенку для ошибок, самостоятельной коррекции и открытий.

Особый  ребенок требует многого от родителя. Это экстраординарные трудности, с которыми никто из нас не был готов столкнуться. Существует та неопределенность, которая ведет к страху, беспокойству и смятению. Эти чувства часто толкают нас к принятию жестких целей, в надежде, что мы сможем найти решение и обрести чувство покоя. Как ни сложно бы это было – вопреки вашему беспокойству и страхам – возвращайтесь к гибким целям вновь, когда получится. Не позволяйте страху диктовать вам цели для вашего ребенка или путь, который вы выбираете для того, чтобы ему помочь.

—-

Книгу Анат Баниэль “Kids beyond limits” можно купить ТУТ.

Познакомиться с методом Анат Баниэль, найти терапевта или заказать ДВД с лекциями можно тут (на английском) – http://www.anatbanielmethod.com/

Реклама

Об авторе danyasmom

Disclaimer: Я не профессиональный переводчик, не медик и не терапевт. Я мама "особенного" ребенка, которая в поисках полезной информации находит интересные источники и делится ими с другими. Я не перевожу книги полностью и советую покупать оригинал, поскольку я выбираю цитаты для перевода в соответствии со своими желаниями - книги же содержат гораздо больше.
Запись опубликована в рубрике Метод Анат Баниэль с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария на «Анат Баниэль. Часть 2, Глава 9»

  1. МАРАТ:

    спасибо!!!

  2. Евгения:

    Спасибо огромное! То,что нужно было именно мне — задержанного, испуганно, растерянно маме.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s