Анат Баниэль. Часть 2. Глава 7.

Принцип 4: Тонкие различия. Чувствительность.

Ничего нет сильнее нежности, ничего нежнее чем настоящая сила. — Святой Франциск Сальский

В словаре слово «чувствительность» определяется как «способность распознавать и создавать точные различия». Как мы видели по предыдущим главам и в историях детей, которыми я с вами поделилась, способность мозга распознавать тонкие, небольшие различия находится в центре способности создавать новую информацию, выполнять более точные и четкие действия и преодолевать собственные ограничения. Это верно для ребенка, который пытается научиться двигать свое тело, улучшить интеллектуальные способности, или изменить что-то в собственных эмоциях. Чтобы помочь своему ребенку, что бы вы ни делали, нужно пестовать и давать возможность развивать его спонтанное умение видеть отличия. И тут мы используем наш четвертый принцип.

Большая интенсивность уменьшает чувствительность.

Вы наверняка бывали в многолюдном помещении, на вечеринке или во время антракта в театре, и пытались поговорить в это время с другом. После нескольких раздражающих минут, когда вы пытались услышать друг друга поверх шума толпы, вы предлагаете другу выйти на улицу, где можно поговорить. Выйдя на улицу, первые фразы вы по прежнему произносите громче обычного. Но вы быстро понижаете голос и так же делает ваш друг. Теперь вы оба говорите тише, нормальным тоном, который включает в себя тысячи разных интонаций, изменений громкости и тонких намеков. В этой спокойной атмосфере вы можете наслаждаться беседой.

В такие моменты вы испытываете то, что Эрнст Генрих Вебер, психофизиолог, открыл более века назад. Наша чувствительность к стимулу (в нашем случае — к голосу вашего друга) понижается когда интенсивность (шум толпы) внешних раздражителей увеличивается. Этот принцип известен как закон Вебера-Фехнера.

Из-за криков толпы вам сложно услышать слова вашего друга, вы не способны передать более тонкие интонации и нюансы в ваших мыслях и чувствах, поскольку вы напрягаетесь, используя свой голос с силой, чтобы быть хотя бы услышанным. Этот принцип верен и для наших остальных чувств. Когда вы стоите на улице под ярким светом дневного солнца — сильный стимул — вы не заметите если кто-то включит фонарик. Наша чувствительность к свету фонарика — наша способность чувствовать различия — сильно уменьшена под воздействием солнечного света. Но такой же фонарик включенный в темноте — вы немедленно заметите. В полной темноте, даже искра зажигаемой спички будет видна. Если вы положите пять ложек сахара в вашу чашку, вы уже не заметите если кто-то добавит и еще четверть ложки. Если вы тащите пятикилограммовую коробку на верхний этаж, вы не заметите если кто-то положит сверху листочек.

Так просто и так важно.

В наших попытках помочь ребенку преодолеть его нынешние ограничения, будь они физическими, интеллектуальными или эмоциональными, важно понимать что любая излишняя сила которую мы прилагаем или которую ребенок использует сам — усложнит его способность ощущать нюансы, необходимые для улучшения. Любая сила больше той, что минимально нужна для необходимого действия будет мешать прогрессу вашего ребенка. Чем лучше вы можете создать условия для малыша чтобы он мог ощущать тонкие различия, чувствовать то, что можно почувствовать — предоставляя ему ощущения легкости и комфорта, а именно уменьшая силу и излишние старания — тем легче его мозгу изменяться.

Добро пожаловать в страну Лентяев.

Лили было три года, когда мы встретились. Она была такой крошечной, что ее можно было принять за годовалую малышку. Я наблюдала как она взаимодействует с ее мамой и няней, которые были очень ласковы и заботливы, и видела, что ее развитие было на уровне младенца. Мама подтвердила это и рассказала, что Лили прошла через тесты, которые определили, что она была на уровне развития пятимесячного малыша. Лили родилась очень рано и страдала от тяжелой формы ДЦП. Ее мускулы были очень тугими, в особенности мышцы отвечающие за сгибание, ее локти были все время жестко согнуты, кулачки сжаты, ноги перекрещены. Мышцы животика все время напряжены так, что ее спина была согнута — она не могла поддерживать свой собственный вес. У Лили не было сознательных движений. Она не могла перевернуться или даже просто лежать на животе — она оставалась согнутой и ей было неудобно. Если ее приводили в сидячее положение, она могла, с огромными усилиями, продержаться так несколько секунд, но затем падала. Она не могла использовать ни руки, ни ноги. Она могла говорить, но ее дикция была невнятной и она говорила очень тихо. Зачастую, было невозможно понять что она старается сказать.

Несмотря на все эти ограничения, я видела что она была бдительна и внимательна. Она следила за происходящим вокруг нее с интересом. Я положила Лили на спину на мой рабочий стол. Даже в этой позе, ее мышцы все еще были сокращены — ее ноги были согнуты и приподняты, руки согнуты и прижаты к торсу, мышцы живота напряжены. Казалось, ее мозг не понял что она лежит. Он не знал как расслабляться. Когда я нежно взяла ее левую ножку и начала двигать ее тихонько, немедленно ее мышцы сжались еще сильнее, еще интенсивнее сократились. Она практически свернулась в клубочек. Я перестала ее двигать и подождала пока она успокоится. Затем я попробовала подвигать ее таз, с тем же результатом. Я попробовала много разных способов, чтобы понять можно ли двигать Лили без такой жесткой реакции. Я сильно замедлила мои движения, делая их такими крошечными насколько возможно. Я разговаривала с ней, пытаясь успокоить ее, найти способ, чтобы она чувствовала себя в безопасности. Но тем не менее, каждый раз ее мышцы реагировали одинаково. Казалось, каждый раз когда я пыталась ее сдвинуть, ее мозг переполнял единственно возможный шаблон — свернуться клубком. Через десять минут я наконец-то осознала — этот шаблон свертывания не был просто проявлением ДЦП, это был выученный шаблон.

Я поняла, что она хотела двигаться. Она хотела помочь, и с ее точки зрения — она активно старалась. Я узнала, что она прошла через два года терапии, где, с очень раннего возраста, ее переворачивали на живот и затем сажали.

Люди, работавшие с ней, старались сделать так, чтобы она раскрыла кулачки и использовала руки. Некоторые пытались поставить ее на ноги. Из-за ее состояния, каждый раз, когда эти движения пытались с ней проделать — ее мозг выполнял единственное, что умел — сворачивал ее в клубок. Любая попытка двигаться теперь ассоциировалась с одним и тем же шаблоном сжатия.

Интенсивность — та сила с которой ее мускулы сокращались каждый раз когда она пыталась двигаться сама — создала порочный круг. Интенсивность сделала невозможным для мозга Лили замечать различия, не давая мозгу воспринимать новую информацию, с помощью которой он мог бы обучаться.

.. Я решила обучить Лили быть ленивой. Ей нужно было научится как НЕ делать ничего, чтобы у нее появилась возможность почувствовать себя и свои движения. И я сочинила для нее историю. Я рассказала ей, что мой кабинет это особенное место. Это царство лени. Мы все разговариваем ну оооочень мееееедленно и мы поооочти совсем не двигаемся. Мы все расслабляемся и валяемся и совсем ничего не делаем. Я наклонилась и положила голову на стол, отдыхая лениво рядом с Лили. Лили решила что это ужасно смешно. Я использовала свой голос, свои движения и слова чтобы передать ей то, что я понимаю под словом «лень», демонстрируя ей как уменьшить ее излишние старания. Через некоторое время, я сказала Лили что сейчас буду ее двигать, но мы обе должны быть очень, очень ленивыми. Я подняла ее ножку, и она сразу же снова напряглась. Я перестала ее поднимать и напомнила ей весело — ты забыла лениться. Я продолжала это процесс со многими вариациями, всегда настолько нежно насколько было возможно, еще два занятия, все время лениво говоря ей, что она должна лениться. И однажды, после того как Лили бесконтрольно напряглась опять, она осознала что она это сделала — и сумела осознанно расслабиться. Это был удивительный момент, почти чудо! Мы продолжали лениться до конца недели, я двигала ее, в то время как ей не нужно было делать ничего. Все больше и больше, Лили позволяла мне двигать ее без этих неуправляемых сокращений мышц. Она была способна, впервые в жизни, ощущать различные движения своего тела. Ее мозг начал воспринимать и определять разницу такими способами, которые раньше были невозможны.

Лили начала открывать ладошки и научилась хватать и играть с маленькими игрушками. В конце первой недели она начала переворачиваться сама по себе. Семья Лили продолжила приводить ее на группы занятий, одну-две недели за раз, в течение следующих трех лет. Каждый раз она продолжала меняться. Она научилась ползать и садиться. Она могла использовать руки с высокой скоростью и точностью. Ее речь улучшилась, стала чище и понятней, голос приобрел звучность и выразительность.

Последний раз, когда я ее видела, она могла вставать, но еще боролась за полный контроль над своими ногами — к этому времени она была в школе и была очень сообразительной ученицей.

..

Чуткий Вы.

Когда у ребенка есть особые нужды это призыв к действию. Все, кто заботится об этом малыше, сосредотачивают на нем свое внимание. Что менее явно, хотя так же важно, это то, что если мы хотим быть эффективными в своей помощи ребенку — мы должны сосредоточиться и на себе. Это значит применять чуткость, тонкие различия к самим себе — к вашим действиям, к вашему мышлению и эмоциям, к вашим движениям. С кем бы я не работала, включая меня саму, он всегда имеет пространство для улучшения, чтобы уменьшить ненужные старания и интенсивность, что ведет к увеличению чувствительности и способности воспринимать различия. Мы должны быть скрипкой Страдивари, а не сторублевой деревяшкой.

Когда вы станете более чувствительны сами, вы обнаружите что вы спонтанно более настроены на своего ребенка. Качество ваших движений и мышления будет являться моделью для подражания. Вы будете примером чуткости, чтобы помочь мозгу ребенка уменьшить ненужную интенсивность внутри себя, которая иначе мешала бы улучшениям.

Зачем нужны цифры? Чуткость для ума.

Часто мои клиенты говорят: «Анат, я вижу что ты делаешь для тела и движений, но я не понимаю как же оно работает для ума». Один из родителей сказал мне однажды: «Мне кажется я понимаю почему мне так сложно это понять. Это потому что я не могу потрогать или увидеть мышление. Я могу увидеть как мой ребенок двигается и потрогать его тело». Интеллектуальность, эмоциональность и физическая составляющая нас — это не отдельные части; они все интегрированы, объединены в единое целое, которое нуждается в мозге, чтобы воспринимать и организовывать информацию переводя ее в эффективную деятельность. Словами Майкла Мерзеника: «Мышление это такой же фундаментальный процесс мозга как и организация движения».

Примеры необходимости чувствительности в сферах мышления чтобы помочь ребенку улучшить его умение мыслить попадаются мне практически на каждом занятии. Джон, один из детей с которыми я работала несколько лет назад, получил диагноз из аутического спектра. Он приходил ко мне с тех пор как был младенцем и был в это время во втором классе. Он очень хорошо развивался во многих вещах, но у него были большие проблемы с математикой. Я смотрела как он пытался решить несколько задач, и очень скоро мне стало понятно что он не представляет себе что эти цифры значат и зачем они нужны. Он мог назвать все символы, ноэто было и все. Я спросила: «Как ты думаешь, зачем нужны цифры?». Он удивленно посмотрел на меня и сказал «Я не знаю». Я спросила его еще раз, и он надолго задумался. Затем радостно ответил «Это чтобы учитель мог задавать вопросы».

«Правда», — сказала я, «А еще зачем-нибудь они нужны». Он подумал и уверенно сказал: «Нет».

Я знала, что у него скоро будет день рождения, и предложила ему спланировать его праздник. Ему понравилась эта мысль. Я сказала «Начнем с твоего лучшего друга, ладно? Кто это?»  Он ответил «Сэм». Я взяла листок бумаги и нарисовала картинку Джона и рядом с ним еще мальчика, Сэма. Я спросила, хочет ли он чтобы мы сделали сюрпризы для праздника для гостей (В США принято дарить гостям на детских праздниках мелкие игрушки или подарки — прим. переводчика), и он радостно ответил «Да, пусть будет паззл и коробка карандашей». А сколько паззлов тебе нужно? Как мы узнаем что у тебя их достаточно, когда мы пойдем за покупками с твоей мамой?» «Это легко» — сказал Джон — » Я возьму один для меня и один для Сэма». Отлично! Он понимал, что такое «один». Я нарисовала паззл и коробку карандашей рядом с Джоном и Сэмом на нашем рисунке. Я спросила Джона «Это то, что нам нужно?» Он изучил картинку и ответил утвердительно. «Давай пригласим еще детей?» спросила я. Он был только за. Он начал называть имена детей, которых он хочет позвать, я остановила его на восьми. «Я думаю этого достаточно», и затем нарисовала на новом рисунке Джона и восемь мальчиков с их именами. Затем я взяла наш первый рисунок, с Джоном и Сэмом и только двумя подарочками каждому. Я спросила, «Как ты думаешь, этого хватит на всех на твоем большом празднике?» Джон посмотрел на картинку, затем на рисунок с девятью детьми, затем снова на первую картинку и заявил «Ой нет, нам не хватит на всех».

В этот момент он осознавал разницу в количестве. Я решила спросить: «Если ты пойдешь в магазин и тебе нужно выбрать

подарочки для всех детей, как же мы это сделаем? Зачем нам нужны цифры?». Он подумал несколько секунд, затем посмотрел на меня удивленно: «Чтобы знать сколько подарочков нам с мамой нужно купить!» «Правильно» — сказала я «Цифры нужны чтобы знать сколько чего у нас есть, например, сколько детей придет на день рождения или сколько машинок у тебя есть и сколько у твоего братика». Джону очень понравилось это открытие. Как будто широкая дверь открылась в работу его ума, в следующие несколько занятий он настоял, чтобы мы сделали несколько примеров. Он объявил мне «Я люблю математику». Это был полный разворот в его отношении: от того ужаса и ощущения провала что он раньше испытывал.

Чтобы помочь Джону, сначала нужно было понять где же он сейчас находится. Он знал что «цифры, это чтобы учитель мог задавать вопросы». Затем мне нужно было найти способ для него почувствовать смысл в цифрах, а не давать ему еще задачки, которые он не мог решить, что мы и без того знали.

Что нам говорит наука.

Как я упоминала ранее, закон Вебера-Фехнера является общепринятым нейрофизиологическим принципом. Он помогает нам понять почему уменьшение интенсивности увеличивает способность ребенка воспринимать различия. Это эти прочувствованные различия являются информацией с которой мозг работает, создавай новые связи, двигая ребенка от невозможного к возможному. Исследователи определили что способность детей различать следует тому же закону Вебера-Фехнера: даже шестимесячные младенцы способны заметить разницу в количестве элементов, визуальных и аудио, когда эти различия были значительны по сравнению с начальным уровнем. Закон Вебера-Фехнера и продолжающиеся исследования вокруг него говорят нам что, чтобы помочь ребенку развить

интеллектуальные или любые другие способности, родители, учителя, и все остальные должны найти способ уменьшить «окружающий шум». Когда они добьются этого, многие отличия становятся явными для ребенка, и мозг его получает информацию чтобы помочь малышу стать более умным и умелым.

Инструменты чуткости.

«Есть разница». Когда ваш ребенок застрял, не может двигаться дальше, несмотря на все ваши и детские усилия, практически точно то, что он не чувствует достаточно отличий, или вообще отличий, какой бы не была сфера его ограничений. Ребенок может не слышать, не видеть, не чувствовать, не понимать что-то, что для вас абсолютно очевидно. Тут важно чтобы вы могли определить где ваш ребенок старается слишком сильно или где вы стараетесь или давите на него. Возможно это слишком тяжелые упражнения, эмоциональная интенсивность исходящая от вас или от ребенка, излишние интеллектуальные усилия которые делают невозможным для ребенка заметить отличия. Помните, пока малышка не сможет заметить эти тонкие различия — они для нее не существуют. До тех пор пока у нее не будет возможности их заметить — она не сможет выучить их. Первым шагом всегда должен быть поиск возможностей уменьшить эту излишнюю интенсивность.

«Станьте Страдивари». Подумайте о вашем умении воспринимать и понимать тонкие различия как спасительный канат для способности вашего ребенка преодолевать трудности. Если вы научитесь уменьшать ненужные старания в собственных действиях, ваш ребенок немедленно это заметит.

«Чувствительность в движениях». Легче всего для большинства людей это уменьшить излишние старания в движениях тела. Следующий раз, когда вы ведете машину, поэкспериментируйте с силой с которой вы держите руль. Попробуйте уменьшить напряжение. Сделайте то же самое, когда моете посуду, одеваетесь. Если вы делаете физические упражнения или занимаетесь йогой, попробуйте поэкспериментировать с уменьшением напряжения и силы. Вы заметите, что когда вы уменьшаете напряжение, вы будете лучше чувствовать движения и у вас многое получится лучше.

«Чувствительность в движениях с ребенком» — немедленно используйте ваши умения с ребенком. Что бы вы ни делали — меняли подгузник, одевали малыша, поднимали его или опускали, постарайтесь использовать меньше силы. Соедините его с принципом Медленности.

«Чувствительность в эмоциях». Ищите возможность снизить эмоциональный накал, который вы приносите во взаимодействия с малышом. Вы можете этого добиться более мягким, спокойным тоном, ощущением легкости, с которым вы приходите к ребенку, уменьшением ожиданий — того что вы ждете от ребенка в этот момент. Это не значит что вы сдаетесь или больше не заинтересованны в его прогрессе: наоборот, вы уменьшаете свою эмоциональность, чтобы лучше его почувствовать.

Работаем умней.

«Комфортные движения» — Если у ребенка есть сложности с выполнением определенных движений и он пытается их сделать с излишней силой, поищите способ нежно научить его использовать меньше силы. Возможно нужно сменить позу. Например, когда ребенок часто спотыкается и падает, и расставляет ноги широко, когда ходит, вы можете быть уверены что он слишком сильно старается. В такие моменты ребенок не чувствует разницы между тем как ноги находятся под ней, близко или далеко друг от друга. Попробуйте уменьшить необходимую интенсивность. Например, посадите его на стул, в такой позе излишние старания будут уменьшены. Убедитесь, что ноги ребенка достают до пола и сидеть удобно. Попросите его посмотреть на ноги и сказать и показать руками насколько далеко его ножки друг от друга. Не волнуйтесь если ответ будет не очень точным. Затем раздвиньте ее руки дальше и скажите «Теперь твои ручки дальше друг от друга», придвиньте и скажите » А теперь — ближе». Попросите его закрыть глаза, и двигайте ножки дальше (но не настолько чтобы ребенку стало некомфортно). Помните, нам нужно уменьшить интенсивность и силу. Спросите: «А теперь твои ноги ближе или дальше?». Не переживайте если ответ неправильный и НЕ ПОПРАВЛЯЙТЕ его. Просто дайте возможность ребенку почувствовать и угадать где же его ноги. Продолжайте двигать ножки и задавать вопросы — с чуть большей силой, с чуть меньшей, только одну ногу и затем другую. Если ребенок может это сделать, попробуйте эту игру стоя.

«Царство Лени» — Чтобы помочь ребенку уменьшить излишние усилия, вы можете поддержать его в том, что это нормально — стараться не так сильно. Вы можете играть в царство лени или придумать похожую игру.

«Эмоциональная легкость» — если у вашего ребенка есть склонность к излишним эмоциональным усилиям — таким как истерики, например, повторяющемуся компульсивному поведению — поймите что это автоматические, неконтролируемые вещи. В этот момент, та интенсивность, что ребенок создает внутри, так высока, что она не способен замечать разницу или изменить свое поведение. Позже, когда ваш малыш спокоен, сядьте рядом, обнимите его, если он не против, и расскажите ему о том что случилось раньше, когда у него была истерика. Не осуждайте, не ругайте, будьте спокойны. Скажите, например, так: «Помнишь, как раньше ты расстроился? Ты хотел посмотреть телевизор, а мама сказала нет, потому что пора обедать. Помнишь как ты был ну очень громким?» Говорите очень спокойно и нежно, скажите «Давай поиграем, попробуем вместе быть чуть погромче» И если ребенок не против, скажите что нибудь чуть более громким голосом. Потом попросите ребенка тоже сказать что-то громче. Когда он скажет, одобрите, и попросите вернуться к более тихому голосу. И скажите что нибудь тише сами. Повторяйте эту игру, создавайте большие и меньшие вариации. Через чувствительность, вы поможете ребенку переключиться из автоматического, неосознанного поведения к осознанным ощущениям, ведите его к большей эмоциональной свободе и выбору. Позже, если вы чувствуете что ребенок начнет истерить, напомните ему про эту игру. Попросите его, спокойно и с любовью, «А ты можешь быть чуть громче? А теперь чуть тише?» Не дразните его, не говорите с сарказмом или злостью. Такая игра поможет переключиться с автоматической, неконтролируемой и мощной эмоциональной волны на его новые умения.

Если вы и ваш ребенок станете лучше в чувствительности к отличиям и вариациям, вы оба будете чувствовать больше, и мозг ребенка будет лучше и лучше в ощущении и восприятии тонких различий. Эти ощущения — необходимая информация, чтобы помочь малышу преодолеть его нынешние ограничения. Мы заметите как ваш ребенок становится более сообразительным, проницательным, более быстрым и умелым учеником. Ваши прошлые усилия и страдания сменит радость открытий.

Книгу Анат Баниэль “Kids beyond Limits” можно заказать на Амазоне – http://www.amazon.com/Kids-Beyond-Limits-Awakening-Transforming/dp/0399537368/ref=sr_1_1?s=books&ie=UTF8&qid=1336402526&sr=1-1

Реклама

Об авторе danyasmom

Disclaimer: Я не профессиональный переводчик, не медик и не терапевт. Я мама "особенного" ребенка, которая в поисках полезной информации находит интересные источники и делится ими с другими. Я не перевожу книги полностью и советую покупать оригинал, поскольку я выбираю цитаты для перевода в соответствии со своими желаниями - книги же содержат гораздо больше.
Запись опубликована в рубрике Метод Анат Баниэль с метками , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

3 комментария на «Анат Баниэль. Часть 2. Глава 7.»

  1. МАРАТ:

    СПАСИБО!!!ИНТЕРЕСУЮСЬ МЕТОДОМ; СТАТЬЯ ДЛЯ МЕНЯ НОВАЯ! УСПЕХОВ ВАМ В ВАШЕМ ДЕЛЕ!

  2. Спасибо за перевод! Методом тоже очень заинтересована. Как можно узнать о времени семинаров и месте по этому методу? Спасибо.

    • Здравствуйте. Одного места в котором была бы собрана информациях о семинарах и/или занятиях — нет. Я пишу о тех, которые знаю, а так — нужно искать на форумах и сайтах специалистов.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s